Востоковед Лев Хетагуров (1901-1941)

Лeв Aлeксaндрoвич Xeтaгурoв, oсeтин пo нaциoнaльнoсти, рoдился 15 дeкaбря 1901 г. в aулe Цми (Чми) Тeрскoй oблaсти (нынe сeлeниe Сeвeрo-Oсeтинскoй AССР). Eгo oтeц, высoкooбрaзoвaнный кaвкaзский гoрeц, врaч пo прoфeссии, с 1883 г. жил в Пeтeрбургe. С 1926 гoдa oн рaбoтaл в Бoткинскoй бoльницe и oдним из пeрвыx пoлучил звaниe Гeрoя Трудa (1933 г.). Живя в Пeтeрбургe, врaч Александр Хетагуров никогда не прерывал тесных связей с родной Осетией. Его сын Лев Александрович, как и его старший брат, воспитывался в раннем детстве в родном ауле, где и начал учиться с семилетнего возраста. Среднее образование он получил во Владикавказе, но школу окончил в 1918 г. в Петрограде. Призванный в армию в 1920 г., он в течение пятилетнего пребывания в ней вел политпросветработу в военно-учебных заведениях. Выйдя из рядов Красной Армии, Л. А. получил командировку в ВУЗ от НКП Северо-Осетинской АССР, поддержанную ходатайством от военной секции Ленгубисполкома. Еще неясно сформулировавшаяся мечта влекла его заняться прошлым своего народа, и он поступил в 1925 г. в ЛГУ на Восточное отделение факультета языкознания и истории материальной культуры (ныне – Восточный факультет). В 1930 г. Л. А. окончил обучение по специальности иранское языкознание. Здесь, в Университете, началось его увлечение историей иранских языков, перспективами, которые она открывала перед исследователями.

После окончания ЛГУ, не получив работы по востоковедной специальности, Л. А. работал с 1930 г. в учебном комбинате точной механики и оптики в качестве лаборанта кафедры общественных наук и преподавателя ФЗУ, а затем техникума. С 1931 г. был ассистентом при кафедре диамата и ленинизма Института точной механики и оптики, вел специальный курс и семинары по диалектическому материализму, принимал участие в исследовательской работе кафедры, специально занимаясь темой «Марксизм-ленинизм как метод научного исследования».

Все это время Л. А. не терял связи со своим учителем А. А. Фрейманом. По настоянию и при поддержке последнего Л. А. через три года после окончания ЛГУ (в 1933 г.), продолжая состоять при кафедре диамата и ленинизма, поступил в аспирантуру при образовавшемся в те годы Ленинградском научно-исследовательском институте языкознания, по кафедре иранских языков, руководимой его учителем. Летом 1934 г. уже принимал участие в лингвистической экспедиции Таджикской базы АН СССР в верховьях Заравшана – Ягноб. В 1936 г. (июль) Л. А. защитил диссертацию «Категория рода в иранских языках». С этого времени начался новый этап его творческой жизни. С осени того же года Л. А. начал педагогическую деятельность в ЛГУ при кафедре иранской филологии, продолжавшуюся до конца его слишком рано оборвавшейся жизни. А. А. Фрейман передал ученику свой любимый курс «Введение в иранскую филологию». С этого времени Л. А. становится одним из основных деятелей кафедры. Кроме курса своего учителя, он ведет общий курс персидского языка, читает со студентами новоперсидские классические тексты, с увлечением руководит студенческими кружками.

Обладая выдающимися лингвистическими способностями, Л. А. по предложению кафедры иранской филологии и Иранского кабинета ИВ АН СССР поступает в докторантуру при ИВ (1938 г.), одновременно продолжая научно-педагогическую деятельность в ЛГУ. По окончании докторантуры, он был приглашен в ИВ, в штат которого и был зачислен 24/XII 1940 г. В феврале 1941 г. Л. А. представил в качестве докторской диссертации две работы: «Опыт анализа фонологической структуры персидского языка» и «Грамматику персидского языка».

Назначенная на осень 1941 г. защита диссертации Л. А. не состоялась – в июне началась Великая Отечественная война. В августе Л. А. получил вызов в Баку, где ему предстояло прочесть цикл лекций по истории иранских языков. Л. А. ехать отказался и вместе с семьей остался в Ленинграде.

С одной из первых групп сотрудников Академии наук в сентябре 1941 г. он вышел на оборонные работы.

Когда была создана дружина, Л. А. вступил в нее. Его жена работала в военных госпиталях.

В самые тяжелые месяцы блокады Ленинграда (ноябрь 1941 г. – февраль 1942 г.) в ЛГУ на Л. А. были возложены обязанности заведующего кафедрой иранской филологии.

В конце февраля 1942 г. в состоянии тяжелой дистрофии Л. А. был вывезен вместе с семьей – женой и двумя детьми, сыном и дочерью, – из блокированного Ленинграда. В пути он и его двенадцатилетний сын скончались: Л. А. в Саратове, его сын за несколько дней до этого на ст. Борисова Грива.

Всесторонне образованный, скромный и отзывчивый, остроумный и с большим чувством юмора, требовательный к себе и мягкий с людьми, Л. А. был любим товарищами и учениками, для которых он был другом и авторитетным наставником.

Среднего роста, худощавый, с сильной проседью в почти черных волосах, всегда оживленно-сдержанный, с чуть насмешливыми темно-карими глазами – таким он остался в памяти знавших его.

О. И. Смирнова

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.