«Он избивал ее за мороженое и игру на гармошке»

В Aлaгирскoм рaйсудe нaчaлся прoцeсс пo рeзoнaнснoму дeлу в oтнoшeнии 25-лeтнeгo Урузмaгa Гaгкaeвa, oбвиняeмoгo в дoвeдeнии дo сaмoубийствa свoeй супруги Aлaны Кaлaгoвoй.

Пo вeрсии слeдствия, в пeриoд с дeкaбря 2012-гo пo июнь 2016 гoдa житeль Aлaгирa жeстoкo oбрaщaлся сo свoeй супругoй, систeмaтичeски примeняя физичeскoe нaсилиe. 25 июня пoслe oчeрeднoгo избиeния нa пoчвe рeвнoсти дeвушкa пoвeсилaсь в рaйoнe квaртaлa Энeргeтикoв. У нee oстaлaсь мaлoлeтняя дoчь.

Нa пeрвoe судeбнoe зaсeдaния явились нe всe свидeтeли. Пoслe oглaшeния oбвинитeльнoгo зaключeния судья Мaрaт Кaбoлoв вызвaл пoтeрпeвшую — мaть погибшей Людмилу Коциеву. По ее показаниям, 24 июня Алана Калагова поехала во Владикавказ на выпускной вечер. Оттуда она скидывала матери фото и видео, а на ночь девушка осталась в общежитии, чтобы в позднее время не ехать в Алагир. На следующий день Гагкаев около 10:30 приехал домой к теще, где рассказал отчиму девушки, что встретил ее на автостанции и побил. После этого супруг Людмилы Коциевой выехал на автостанцию. Через некоторое время девушка перестала поднимать трубку, а затем и вовсе отключила телефон. Мужчина не нашел ее на вокзале. В магазине ему сообщили, что девушка в слезах заходила к ним. Из губы и носа у нее шла кровь. Вместе со своей супругой мужчина вернулся на вокзал, где они просмотрели записи с камеры видеонаблюдения, на которых, по словам потерпевшей, видно, как Гагкаев насильно затащил девушку в машину и стал избивать. Выйдя из машины, она пошла в магазин. Оттуда Калагова ушла в неизвестном направлении. Поиски родных не дали результата, поэтому они решили обратиться в полицию. Спустя 4 часа матери сообщили, что ее дочь повесилась.

«Они прожили вместе 3,5 года. Он украл ее в день ее совершеннолетия. Алана редко говорила об избиениях. Как-то рассказала, что он избил ее из-за того, что получила мало баллов на учебе и лишилась стипендии. Тогда мы приехали в дом Гагкаевых, чтобы забрать ее. Около недели Алана с малолетним ребенком провела у нас, Урузмаг приходил каждый день и плакал, как девочка. Она была добрая, пожалела его и вернулась. После этого случая она уже ничего не рассказывала мне», — рассказала Людмила Коциева.

Как показала суду свидетельница, Гагкаев бил ее дочь даже по пустякам, порой даже смешным. Например, из-за мороженого. От подруги своей дочери Коциева узнала, что как-то Алана купила мороженое, которое не понравилось свекрови. Тогда Гагкаев вывез ее на окраину города, избил и оставил там.

По словам потерпевшей, ее дочь не была счастлива со своим мужем, «у нее постоянно были грустные глаза». Также Коциева рассказала, что в доме Гагкаевых к дочери относились очень плохо. 

Адвокат обвинения попросил потерпевшую вспомнить о случае во время беременности Аланы. На седьмом месяце она ненадолго задержалась в университете, за что Гагкаев решил наказать жену и заставил ночью спать на полу без одеяла.

Адвокат обвиняемого Алан Габуев спросил у Коциевой, видела ли она следы побоев на дочери. «Один раз заметила на ее лице синяк, но она не созналась, что это от удара мужа», — ответила свидетельница. Также защита настаивала на том, что на видеозаписи с камеры автовокзала четко видно, что девушка сама села в машину мужа, а признаков избиения на ней нет.

После этого потерпевшая продолжила свою речь, сообщив о нескольких случаях избиения: «В ноябре 2012 года Гагкаев избил жену из-за того, что она во время выступления на конкурсе в СОГУ, на котором играла на гармошке, смотрела на парня, подыгрывавшего ей на доули. В декабре 2015 года он избил ее за то, что рассказала подруге, что живет с ним ради дочери», — заявила Людмила Коциева.

Следующей в качестве свидетеля была вызвана однокурсница погибшей Кристина Царитова. По ее словам, в начале учебного года, до замужества, Алана была такой же, как и все, хорошо училась. После она скатилась, стала часто пропускать пары, во время лекций могла беспричинно расплакаться. Оказалось, что у нее были проблемы в семейной жизни. 

«На 4-м курсе, когда Алана ушла от Гагкаева и жила со своей семьей, я узнала, что ее избили. Он (Гагкаев – прим. «15») мог беспричинно унижать, оскорблять и бить ее. Хотя сама она была безобидным человеком. На выпускном вечере Алана была в хорошем настроении, ничего не предвещало произошедшего», — рассказала свидетель.

По словам другой однокурсницы, Марии Челохсаты, случалось и такое, что ее подруга не приходила на учебу, потому что ее побил муж, хотя сама пыталась убеждать, что у нее заболел ребенок. Она приходила с синяками, а на вопросы однокурсниц отвечала, что это вышло нечаянно во время игры с ребенком.

«Мы предлагали ей обращаться к нам, если есть трудности. Она отвечала, что это стыдно. Бывало такое, что во время лекции он звонил, и ей приходилось оставлять телефон включенным, чтобы он слышал лекцию, говорил ей передать трубку рядом сидящим, чтобы удостовериться в том, что она действительно на паре. Мы не могли пойти в столовую университета, потому что там бывали ребята с других факультетов,  нам приходилось обедать в аудитории. Он пугал ее всем, чем только можно, говорил «можешь не возвращаться домой», «я отберу у тебя ребенка».  Она часто говорила, что боится его и что он может лишить ее дочери», — рассказала свидетель. 

В свою очередь, адвокат обвиняемого поинтересовался, как Калагова могла этого бояться, если на тот момент его подзащитный не состоял с ней в официальном браке, и по документам отцом не являлся. «Все ваши показания основываются на том, что рассказывала вам подруга. Вы видели, как он ее бьет?», — поинтересовался Габуев. 

Челохсаты ответила, что не раз видела, как Гагкаев заталкивал жену в машину, чтобы она быстрее садилась. «Однажды мы позвонили ему, чтобы помочь ей, но оказалось хуже, он снова ее побил и запретил с нами общаться. Она тогда даже перестала здороваться с нами», — добавила девушка. 

Также свидетель рассказала, что Гагкаев запрещал Алане играть на гармошке дома, хотя она была очень творческим человеком, училась в музыкальной школе. Он также не разрешал ей участвовать в университетских конкурсах.

По словам свидетеля Тамары Черчесовой, троюродной сестры погибшей, девушка просила ее телефон, чтобы позвонить подруге, со своего она боялась набирать. «Алана  рассказывала, что он ее избивал, она не могла этого терпеть. Однажды она пошла в огород в доме Гагкаевых и хотела там повеситься, но заплакал ее младший сводный брат, который гостил у них. Это ее и отвлекло», — вспомнила Черчесова.  

После этого заявления адвокат Габуев поинтересовался, почему девушка не обратилась к кому-либо после попытки суицида ее сестры. По словам Черчесовой, через несколько недель Алана говорила, что все уже хорошо. Также девушка посетовала, что муж ее ругал за то, что она делится своими проблемами с сестрой. 

«Вам что-нибудь известно о том, что Калагова в 17 лет пыталась покончить жизнь самоубийством?», — задал вопрос адвокат. Черчесова сказала, что ей известно лишь то, что Алана просто отравилась лекарствами.  

По словам следующего свидетеля, Ларины Бицоевой, когда Калагова вышла замуж, она долгое время не выходила на связь, хотя девочки были близкими подругами. Однажды ночью она прислала Ларине сообщение, у них завязалась переписка, в которой Калагова рассказала, что поторопилась и ошиблась с выбором мужа, что они живут вместе ради ребенка и что он ее не понимает. После этого она снова пропала. 

«Через какое-то время мы с ней случайно встретились в маршрутке. Она села далеко от меня и оттуда показывала, чтобы я к ней не подходила и не разговаривала. Потом она написала мне с телефона своей подруги, что Урузмаг запретил ей со мной общаться, что после той ночной переписки, он избил ее. Она написала: «он сломал мой телефон и меня сломал»», — рассказала свидетель.

В возрасте трех лет, вспоминала бабушка погибшей, девочка стала жить с матерью в ее доме. Когда Алане исполнилось 14, мама второй раз вышла замуж, а девочка осталась жить с бабушкой. Калагова очень хотела, чтобы ее мать вышла замуж, поскольку ей очень нравился ее супруг, которого она знала с ранних лет. 

«Они ее во всем обеспечивали, уделяли много внимания. Купили ей гармошку. Мы были против, чтобы она в таком раннем возрасте выходила замуж. Мы приехали, когда ее украли, уговаривали, чтобы вернулась. Когда Алана ушла от мужа, ее маленькая дочь рассказала, что Урузмаг побил маму, и они с ней плакали», — рассказала пожилая женщина. Как оказалось, тогда причиной для избиения послужило то, что девушке неприятно было собирать в огороде мелких колорадских жуков.

На вопрос адвоката, почему она не обращалась в правоохранительные органы, зная о побоях, свидетель ответила: «мы хотели по-иронски мирно разойтись».

По словам Альберта Гудиева, отчима погибшей девушки, с подсудимым он был в дружеских отношениях. Гагкаев даже несколько раз рассказывал ему, что бил девушку. 

20 декабря на следующем судебном заседании продолжится допрос свидетелей. 

 

 

Фатима 15-Макиева

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Смотреть на карте Рязанская область подробно