Сами себе режиссеры

Стaть сцeнaристoм или рeжиссeрoм, учaствoвaть в крупнeйшиx фeстивaляx и пoбeждaть, мнoгo путeшeствoвaть и кoллeкциoнирoвaть впeчaтлeния – слoвoм, зaнимaться тeм, к чeму лeжит душa… Для мнoгиx людeй – этo лишь нeдoсягaeмыe мeчты нa фoнe сeрыx oднooбрaзныx днeй, которые уныло проходят по кольцевому маршруту «работа – дом – работа». Но есть люди, которые живут вопреки: компасом в жизни им служит сердце. Куда укажет оно – туда и устремляют они свои взоры. И никаких отговорок, что не хватает сил, времени или средств. Они в своей жизни – главные актеры, сами сценаристы и сами режиссеры своей судьбы. Молодость, талант и здоровые амбиции – это весь багаж, с которым супруги Артур Омаров и Лиза Чухарова покоряют международные кинофестивали. Когда есть воображение, мечта и желание творить – все проблемы уходят далеко на задний план. Картины молодых режиссеров в жанре постапокалиптической фантастики получают высокие оценки кинокритиков. В октябре этого года короткометражный фильм "Зачем Новому Федеративному Альянсу нужен старый военный робот" занял второе место на фестивале Wasteland в Калифорнии – крупнейшем в мире фестивале жанровых фильмов.

– Прежде всего, поздравляю с победой! Поделитесь эмоциями, впечатлениями от участия в фестивале?

Лиза: Спасибо! К сожалению, мы не смогли лично принять участие в фестивале. Ну, вы понимаете: США, визы, санкции, все дела. Да и к тому же от самого первого фестиваля мы не ожидали резонанса. Поэтому когда мы нашли свои имена сначала в списке финалистов, а затем и победителей, то это было действительно неожиданно. И чертовски приятно. Заявки на участие изначально подали около 1000 человек со всего мира, а мы стали одними из лучших. Ну как этим не гордиться? С одной стороны, мы надеялись на успех фильма на жанровых фестивалях научной фантастики, особенно постапокалиптики, с другой – уже давно зареклись не рассчитывать на что-либо, не зависящее напрямую от нас.

Артур: Wasteland Film Festival – это самый большой в мире жанровый фестиваль постапокалиптической тематики. Постапокалипсис – это поджанр научной фантастики, действие в котором разворачивается в мире, пережившем глобальную катастрофу. Яркие его примеры – киноэпопея «Безумный Макс» и роман Кормака МакКарти «Дорога». В шорт-лист, то есть в программу фестиваля, вошли только сто фильмов. Победителей объявляли в нескольких номинациях, и нам особенно приятно, что мы получили одну из главных наград фестиваля в основной из них. Мы не видели фильмы конкурентов: по условиям большинства фестивалей их нельзя выкладывать в Интернет. Однако в сети есть их трейлеры, и те, которые мы не поленились найти, оставили очень сильное впечатление. Некоторые и вовсе не отличаются от того же «Безумного Макса» размахом действия. Однако, видимо, что-то в нашей камерной истории, снятой по голливудским меркам вовсе без бюджета, все-таки зацепило и зрителей, и профессиональное жюри. «Старый военный робот» – не совсем характерное для нынешней фантастики кино. В основной массе жанровых работ, снимаемых энтузиастами по всему миру, форма сейчас практически полностью довлеет над содержанием. На этом фоне «Старый военный робот» не может не выделяться – здесь диалоги имеют отнюдь не формальное значение.

– Как пришла идея снять такой фильм? С какими трудностями столкнулись в процессе кинопроизводства?

Лиза: Когда-то активисты движения «Стоп, Электроцинк!» опубликовали информацию о клинкере. Не о том, который находится на территории самого завода, а о другом, гораздо большем. С легкой руки журналиста – автора материала, который отметил, что выглядит полигон отходов как готовая декорация к съемкам фильма про постапокалипсис, мы задумались об этом всерьез. Съездили, посмотрели. Фактура локации оказалась просто шикарной. Ее надо было использовать. Так и родилась история про Конвоира и Пленника.

Артур: Сценарий я писал не больше месяца. Сначала у меня возник образ двух путников, бредущих по пустыне, спустя какое-то время обозначилась цель их поисков, а затем проступили и остальные детали истории. Меня всегда влекло к жанру фантастики, и, наконец, представился уникальный шанс сделать настоящее, не на одних только словах, фантастическое кино. Мы собрали на своей кухне, которая в узких кругах получила название «арт-пространство», наших друзей Олега Беляева и Георгия Какулиди и озвучили им идею. Они восприняли ее с энтузиазмом. Мы репетировали на кухне пару месяцев подряд, корректировали сценарий в процессе. Параллельно работали над реквизитом и костюмами. Сами съемки, с перерывом в пару недель и даже несколько месяцев, заняли в общем итоге три световых дня – с четырех утра и до шести часов вечера каждый.

Лиза: Мы знали, что снимать будет очень сложно, но недооценили, насколько. На июльской жаре плавился реквизит, закипала вода в пластиковых бутылках, людям становилось плохо от тепловых ударов. Но сдаваться мы не собирались. Не обошлось и без боевых ранений. Наш актер, Олег, во время съемок энного количества дублей кадра, где он падает на землю от удара прикладом автомата, почти начисто содрал себе кожу на локте. Но обработать рану он разрешил только после того, как был снят удачный дубль.

Артур: Лиза умудрилась загнать себе занозу в палец настолько глубоко, что его пришлось разрезать продезинфицированным в огне ножом. Монтаж, благодаря долгой предсъемочной подготовке, занял не так уж много времени – но уже в процессе сборки фильма выяснилось, что нам нужно переснять несколько кадров. И мы стали ждать подходящей погоды. Лето к тому времени уже закончилось, и как назло, каждые выходные шел дождь – никогда в жизни мы еще так не ждали «бабьего лета». Наконец, просвет замаячил на ноябрьских выходных. Мы запланировали досъемки, заново собрали по деталям все костюмы, подправили побитый прошлыми съемками реквизит, мобилизовали нашу немногочисленную съемочную группу. Нужно упомянуть, что ни один человек из нашей команды не пошел на попятную, когда стало известно, что нужно снова ехать в этот ад – хотя всем приходилось выкраивать время на съемки между работой и собственными делами.

Лиза: И тут у Артура воспалился аппендицит. Операция, больница, все дела – съемки пришлось отложить. В результате нам пришлось доснимать уже в декабре, когда вместо жары на клинкере стоял дикий холод. Тогда нам даже не верилось, что в этой ледяной пустыне когда-то было настолько жарко. Полгода назад приходилось постоянно ездить за холодной водой, потому что на всей локации не было ни единого участка тени – теперь же все были буквально обвешаны термосами с горячим чаем, а актеры отогревались в теплых куртках между дублями. Но холод все равно мы перенесли лучше, в том числе и потому, что объем работы всеже был значительно меньше, чем в те два жарких июльских дня.

Артур: Еще несколько месяцев у нас заняли финальный монтаж, цветокоррекция, добавление компьютерной графики в некоторые кадры, полное озвучивание фильма и сведение звука. В общей сложности на работу над фильмом у нас ушло полтора года. В принципе, не так уж и много, учитывая, что денег на ускорение процесса у нас не было, а работать над фильмом приходилось в основном в вечернее и ночное время – в свободные от наших официальных работ часы.


– Огласите весь список ребят, которые работали с вами плечом к плечу в летний зной и зимнюю стужу?

Артур: Как мы уже говорили, главные роли в фильме исполнили наши друзья – Олег Беляев и Георгий Какулиди. Олег – профессиональный полиграфист, дизайнер. Георгий – ведущий инженер в одном из отделений полиции. О том, что у них есть актерский талант, они узнали уже в ходе работы над фильмом: это был их актерский дебют. Несмотря на это в своей работе над образами они смогли так далеко «уйти от себя», что превзошли наши ожидания.

Лиза: Эпизодическую, но очень важную роль мертвой девушки, вокруг смерти которой и закручивается весь сюжет, исполнила физик Елена Еналдиева. Это был, пожалуй, наиболее самоотверженный человек на съемочной площадке – оба основных съемочных дня ей пришлось лежать на шпалах посреди гор клинкера по четыре часа кряду, ради сорока секунд с «участием» ее героини, которые вошли в готовый фильм, а потом спешно смывать бутафорскую кровь с лица, менять камуфляжный костюм на повседневную «униформу», и ехать к девяти утра на работу.

Артур: Операторами фильма стали наши друзья Александр Алексеев и Артур Гаглоев. Работая на телевидении, они имеют к операторской профессии прямое отношение далеко не первый год. Но на этот раз они буквально превзошли сами себя в постановке кадров и в том, какие вещи им удавалось сделать на площадке практически при полном отсутствии необходимой для этого техники.

Лиза: Музыку к фильму написал талантливый московский музыкант Михаил Савельев. А итальянский музыкант и исследователь Массимо Магрини, известный по всему миру как Bad Sector, любезно предоставил нам права на использование в фильме своих композиций. Мы отправляли ему рабочие материалы фильма, и ему настолько понравилось увиденное, что он не попросил с нас ни цента за авторские права на использование его музыки.

Артур: Художник-постановщик фильма – Сергей Клеменов, известный многим как изготовитель металлических изделий в стиле стим-панк. Именно он создал все устройства постъядерного мира, которые можно увидеть в фильме, включая и череп робота, который находят в пустыне главные герои.

Лиза: География пост-продакшна фильма растянулась от Москвы до Нижнего Новгорода. С этими ребятами мы никогда не виделись лично и познакомились уже в ходе работы над проектом. Это звукорежиссер Антон Баранов, цветокорректор Ангелина Правкина и специалист по компьютерной графике Дмитрий Макаров. И, разумеется, завершению работы над картиной мы во многом обязаны нашим друзьям, помогавшим нам на всех стадиях процесса.

– Сколько фильмов уже в вашей копилке?

Артур: «Старый военный робот» стал нашим четвертым совместным фильмом. В предыдущей фильмографии – два одноминутных проекта «Damn volvoxes» и «Против». Моим первым фильмом был «Этюд II», который я сделал еще в 2007-м году. Но по факту это была учебная работа, которая создается в первую очередь для себя, а не для чужих глаз. После нее были годы поисков, проб и ошибок, которые в итоге вывели меня на дорогу, на которой я встретил Лизу… а потом мы сняли «Вольвоксов».

Лиза: «Damn volvoxes» принесли нам когда-то первую награду – премию жюри на фестивале Filminute. Это самый крупный мировой фестиваль одноминутных фильмов. Нам повезло: в тот год в жюри был оскаровский номинант Ричард Линклейтер, известный по фильмам «Помутнение», «Перед рассветом», «Отрочество». Учитывая то, что он – один из наших любимых режиссеров, особенно было приятно получить премию лично от него. Потом «Вольвоксы» взяли еще один приз на фестивале в Испании. Всего же у них на счету около 15 фестивалей. С одноминутными фильмами сложно: у большинства фестов минимальная длина фильма ограничена тремя минутами, поэтому мы их практически не могли никуда посылать. А в других случаях нашей одноминутке приходилось конкурировать с тяжеловесами по 15 минут и более. Затем мы сделали фильм уже подлиннее. Хронометраж картины «Привет, Принц» добрался как раз до заветных 15 минут. Принципиальное его отличие от других наших работ в том, что его сценарий написал Азамат Габуев, которого многие знают под псевдонимом Джонни Рамонов.

Артур: Во многом для меня это был эксперимент – я первый раз брался за фильм по сценарию, который писал не сам. Учитывая типично «джоннирамоновскую» тематику сюжета и многие технические огрехи, которые стали естественным следствием нашей неопытности, премьерные показы фильма не ушли дальше нашей кухни. Однако почти случайная заявка на крупнейший в России фестиваль короткометражных фильмов «Короче» обеспечил фильму мировую премьеру в том самом кинотеатре, где когда-то состоялась российская премьера «Титаника» Джеймса Кэмерона. «Привет, Принц» прошел во внеконкурсную программу «Короче», и за четырехлетнюю историю фестиваля мы стали единственным фильмом с Кавказа. Организаторы пригласили нас лично представить фильм в Калининграде. Это была наша первая «большая» красная дорожка. Было немножко странно общаться о нашем фильме, на котором мы почти поставили крест, на равных, как коллеги, а не как поклонники со Светланой Светличной, Евгением Гришковцом, Джаником Файзиевым, Данилой Козловским и другими.

– Многие мечтают стать режиссерами, но мало кто становится. Поделитесь вашим опытом: как воплотить мечту в жизнь?

Лиза: Можно, конечно, сказать, что главное – не бояться и делать. Однако нет, это все-таки неправильный путь. В двадцать первом веке, когда для съемок фильма уже достаточно даже айфона, режиссеров стало куда больше, чем нужно. Каждый человек, который берет в руки камеру, начинает называть себя режиссером. Однако одной только камеры для того, чтобы стать режиссером, мало.

Артур: Огромную роль играет жизненный опыт и чуть меньшую – опыт зрителя и читателя. Я даже не думаю претендовать на авторитетность в обоих этих вопросах – но уже хотя бы начинаю понимать их значимость. Многие идеи, которые изначально кажутся выигрышными, очень быстро тускнеют, когда, наконец, начинаешь смотреть на них не только в рамках собственного восприятия, а в глобальных масштабах. Либо они оказываются повторением уже многократно высказанных мыслей. В эпоху, пришедшую за постмодернизмом, это не то чтобы категорично – но всегда нужно спрашивать себя в первую очередь о том, сможешь ли ты показать людям то, что они видели уже много раз, под новым углом.

Лиза: Также режиссеру необходимо чувство вкуса, которое в принципе можно попытаться в себе развить, однако не всем это так легко дается. И самое главное, надо ответить себе на вопрос: а зачем мне, собственно, становиться режиссером? Что я скажу и зачем? Кому мои фильмы будут интересны? Если на эти вопросы вы можете ответить убедительно хотя бы для самого себя, то тогда остается только брать и делать: собирать команду и снимать, снимать, снимать. Потом просматривать снятый материал, понимать, что все нужно переделывать и снимать все заново. И быть готовым много недель подряд практически не есть и не спать, потому что на это банально нет времени – это не то занятие, которое можно оставить «на рабочем месте».


– Есть ли идеи, над чем будете работать дальше? Какие высоты хотите покорить?

Артур: Идеи, конечно, есть. У нас есть наброски для двух полнометражных картин и для веб-сериала. Ничего из них мы на данном этапе снимать не можем, потому что для нормального воплощения таких крупных проектов нужны деньги, которых у нас, к сожалению, нет. Учитывая то, что предыдущие фильмы мы снимали за счет личных средств и за счет помощи наших друзей, мы понимаем, что нужные нам суммы на сегодняшний день для нас неподъемны. Мы были бы рады, если бы у нас нашелся спонсор, неважно, в лице коммерческой организации или государства. От того, найдем ли мы финансирование на наши будущие проекты, напрямую зависят и наши дальнейшие успехи.

Лиза: Даже у «дешевых» фильмов бюджет исчисляется миллионами. Мы не можем соревноваться в этой весовой категории. По крайней мере, сейчас. Однако мы не теряем надежду, что рано или поздно ситуация изменится, и у нас в республике начнут обращать внимание и на кино, и на его финансовую поддержку. Ведь должно же чего-то стоить наше решение не уезжать в Москву, где снимать кино проще, а пытаться вернуть Осетии статус киностолицы?


– Насколько нам известно, помимо творчества, еще одно ваше серьезное увлечение – это путешествия. Расскажите: в каких странах побывали, и как это сказалось на вашем мировоззрении?

Лиза: В этом году у нас маленький юбилей: мы побывали ровно в 30 странах. Пока что это в основном Европа. За ее пределы мы выбирались только в Марокко, Грузию и Турцию. Из самых интересных городов, где мы были, нельзя не перечислить всем известные мировые столицы – Лондон, Париж, Амстердам, очень интересны города Восточной Европы – например, Загреб и Братислава. Потрясает сочетанием несочетаемого Бильбао в Стране Басков, удивителен Мальтийский Орден – самое маленькое в мире государство. По-разному себя чувствуешь в Вене и Неаполе, Лиссабоне и Кельне, Варшаве и Салониках. Нам мало кто верит, когда мы рассказываем, как можно путешествовать дешево. А те, кто вроде бы хочет нам подражать, хотят всего и сразу: чтобы было и дешево, и комфортно. Ну а такое сочетание не очень правдоподобно. Во время каждого нашего путешествия мы понимаем, что очень мало знаем об окружающем нас мире. Каждый раз мы обнаруживаем пробелы в знании истории, географии, биологии и понимаем, что если бы не поехали в путешествие, жили бы в святом неведении. Путешествия помогают разрушить стереотипы. Путешествия помогают понять многое о мироустройстве. Один из главных выводов из наших путешествий состоит в том, что нет идеальной страны для жизни. И во многих странах замечательно бывать туристам, но при этом жизнь там далеко не такая сладкая, как кажется. Мы бы хотели побывать в большинстве стран мира и обязательно совершить кругосветку. Будет больше свободного времени – обязательно займемся воплощением этих планов. Пока же приходится совмещать и съемки фильмов, и работу, и путешествия. А еще хочется успевать много всего другого.

Артур: Чем лучше понимаешь, насколько на самом деле огромен мир, тем быстрее приходит осознание, насколько малозначимы в этом необъятном пространстве мысли, идеи и заботы, которые кажутся для тебя откровением. И только неустанная работа над собой поможет вовремя понять, удержать и показать на экране по-настоящему важные мгновения жизни. Иначе, как говорил персонаж Хауэра в первом «Бегущем по лезвию», все эти моменты затеряются во времени, как слезы в дожде.

 

Елена 15-Гобозова

 




Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.